В чем состоит сущность социал-дарвинизма. Почему он отвергается современой наукой

Социальный дарвинизм – это

Классическое определение социального дарвинизма

Социальный дарвинизм – это теория, которая говорит, что в человеческом обществе действуют такие же законы, как и в природе. Они были выявлены Чарльзом Дарвином и объясняют закономерности естественного отбора и борьбы за существование. В целом, определение вполне понятное, ничего тут особо добавлять не нужно. Единственное, в чем нужно разобраться – это сами законы. По Дарвину, в природе выживают самые приспособленные, но в человеческом обществе такая приспособленность зависит от многих факторов. Мы не всегда можем дать четкое определение приспособленности. Понятно, что это гибкость, адекватность, социализированность, но не только.

Я считаю, что способность принимать грамотные решения – это одно из условий приспособленности. А грамотность решений зависит не только от широты познаний человека, но и от его волевых способностей. Что толку от знания того, как надо поступать в тех или иных ситуациях, если ты собой не владеешь и не можешь такие решения принять, если тобой управляют эмоции, а не разум и ты, даже понимая, как поступать нельзя, все равно так поступаешь. Я в своей работе часто с этим сталкиваюсь, поэтому и считаю, что без необходимой силы воли, грамотное решение принять невозможно, а без этого в свою очередь не подстроишься под ситуацию, не приспособишься к условиям. Умение владеть собой – это важное условие для приспособленности. И это умение можно считать силой, силой интеллекта над животной сущностью человека. Люди, которые могут благодаря своему разуму управлять своей волей, могут и лучше к различным условиям приспосабливаться.

Происхождение термина «социальный дарвинизм»

Этот термин сначала появился в Европе в 1877, и этот термин в то время использовался только социологами, настроенными против этого понятия. Этот термин был популяризирован в Соединенных Штатах в 1944 американским историком Ричардом Хофстэдтером, который использовал его в идеологической борьбе против фашизма, чтобы обозначить реакционное кредо, которое использовалось в пропаганде конкурентной борьбы, расизма и шовинизма. В период до издания книги Хофстэдтера использование термина «социальный дарвинизм» в английских академических журналах было довольно редким явлением. Фактически:

… существуют значительные доказательства того, что целостное понятие «социального дарвинизма», как мы его сегодня знаем, было фактически изобретено Ричардом Хофстэдтером. Эрик Фонер, во введении к новому изданию книги Хофстэдтера, выпущенному в начале 1990-х годов, отказывается идти так далеко. Как пишет Фонер: «Ричард Хофстэдтер не изобретал термин „социальный дарвинизм“, этот термин был изобретён в Европе в 1860-х годах и пересек Атлантику в начале 20 века. Но прежде чем Хофстэдтер описал этот термин, он использовался только в редких случаях; Хофстэдтер сделал этот термин стандартным обозначением словаря социальной мысли для комплекса идей конца 19 века».

— Джефф Риггенбак

Термин «социальный дарвинизм» редко использовался защитниками этих идей; вместо этого термин «социальный дарвинизм» почти всегда (уничижительно) использовался его противниками с одним исключением последнего времени. Церковь Сатаны и современный сатанизм сознательно называют себя сторонниками идей социального дарвинизма. Термин «социальный дарвинизм» догоняет по частоте использования термин «дарвинизм». Термин «дарвинизм» сначала был использован, чтобы описать диапазон эволюционных взглядов, но в конце XIX века был применен более определенно к естественному отбору. Термин «естественный отбор» был сначала введён Чарльзом Дарвином, чтобы объяснить видообразование в популяциях организмов. Процесс естественного отбора включает соревнование между людьми за ограниченные ресурсы. Термин «естественный отбор» был введен социологом Гербертом Спенсером.

С точки зрения социального дарвинизма, теория эволюции Дарвина через естественный отбор может быть использована, чтобы понять степень социальной стойкости нации или страны. Социальный дарвинизм обычно относится к идеям, которые предшествуют публикации книги Дарвина «Происхождение видов». Представителями социального дарвинизма являются священнослужитель XVIII века Томас Мальтус и кузен Дарвина Фрэнсис Гальтон, который основал евгенику в конце XIX века.

Основные идеи социального дарвинизма

  1. Применяет закон естественного отбора из природы к общественным отношениям, социальному взаимодействию людей, политике, бизнесу.
  2. Общество — это не слаженная группа людей, развитие которой строится на взаимной помощи и поддержке. Наоборот, для развития и эволюции общества всегда необходим конфликтная ситуация.
  3. Согласно социал-дарвинизму выживает наиболее приспособленный к социальным и политическим изменениям.
  4. Если в природе животные и растения передают своему потомству биологические изменения, то человек, согласно идеям социального дарвинизма, передаёт ещё и накопленные средства.

В природе приспособленность вида к выживанию зависит только от биологических качеств, человеку же выживать помогают также его накопления: одежда, деньги, жилище, информация, знания.

Получается, что человек, который обладает большим количеством этих средств, наиболее приспособлен к тому, чтобы он и его потомство выжили.

Соответственно, более напористый, жестокий и воинственно настроенный человек имеет больше шансов получить эти средства и выжить.

Основатели социального дарвинизма

Адепты социального дарвинизма утверждают, что естественный отбор и борьба за существование распространяются не только на природу, но и на человеческое общество. По их мнению, принцип «выживает наиболее приспособленный» (или просто — сильнейший) якобы помогает человечеству стать лучше.

Эта мысль окончательно сформировалась после выхода «Происхождения видов» Дарвина, однако существовала она и раньше. Идеи в духе «сила есть право» высказывались и в Средние века, и даже во времена Античности.

В 390 году до н. э. галлы захватили Рим и римлянам пришлось платить им выкуп. Заметив, что захватчики отмеряют золото фальшивыми гирями, римские консулы стали возмущаться. Тогда вождь галлов сказал «Горе побежденным!» и положил на гири еще и свой меч.

Однако первым социал-дарвинистом в истории считается английский священник-экономист Томас Мальтус. В 1798 году в книге «Опыт о законах народонаселения» он поведал, что население растет быстрее, чем развивается производство. Из этого следовало, что люди были сами виноваты в своей нищете, поскольку слишком быстро размножались.

Вот что писал Мальтус:

«Главная и непрерывная причина бедности, мало или вовсе не зависит от образа правления, или от неравномерного распределения имуществ; — богатые не в силах доставить бедным работу и пропитание; — поэтому, бедные, по самой сущности вещей, не имеют права требовать от них работы и пропитания».

За этот аргумент Мальтуса с радостью ухватились многие промышленники XIX века. Он стал для них универсальной индульгенцией, которой они отмахивались от обвинений в тяжелых условиях труда на своих заводах и в тотальной нищете среди рабочих.

Томас Мальтус (1766 — 1834)

Но уже в те годы многие мыслители выступили с резкой критикой такого «биологического» подхода к человеку. Карл Маркс, например, заметил, что именно капиталистическое производство и делает часть рабочего класса «избыточной».

Как показало время, Мальтус был не прав. Развитие технологий в последующие века позволило избежать «мальтузианской ловушки». А социальные программы (катализатором которых стала череда революций) более или менее помогли справиться с повальной нищетой в Европе.

Но Мальтус был лишь «предтечей». Официальным же родоначальником социал-дарвинизма стал американский социолог и философ Герберт Спенсер.

Герберт Спенсер (1820-1903)

Спенсер очень рано заинтересовался эволюцией. В 1852 году (за 7 лет до выхода книги Дарвина) он написал статью «Гипотеза развития», где высказал взгляды близкие к Ламарку. Именно Спенсеру принадлежало выражение «выживание наиболее приспособленных», которое Дарвин позднее использовал в своих работах.

В 1860 году Спенсер выпустил статью «О социальном организме», где впервые изложил основные положения социального дарвинизма. По его мнению, человеческое общество представляет собой организм, который непрерывно совершенствуется благодаря естественному отбору.

Спенсер призывал подавлять гуманные порывы и не вмешиваться в борьбу людей за существование. Он считал, что непрерывная конкуренция приведет в конечном итоге к появлению идеального общества.

Вот что писал Спенсер:

Бедность бездарных, несчастья, обрушивающиеся на неблагоразумных, голод, изнуряющий бездельников, и то, что сильные оттесняют слабых, оставляя многих “на мели и в нищете” – все это воля мудрого и всеблагого провидения.

Идеи Спенсера быстро нашли своих сторонников среди власть имущих. Долгое время они служили главным аргументом против социальных реформ и профсоюзов: «Нищета? Неравенство? Это естественное состояние общества, которое от этого становится только лучше!».

Следующим «апостолом» социального дарвинизма стал социолог Уильям Грэм Самнер, профессор Йельского университета.

Уильям Грэм Самнер (1840 — 1910)

Самнер обосновал социальный дарвинизм с точки зрения экономики. По его мнению, социальное неравенство является просто необходимым для развития цивилизации. Он считал, что капитализм — это единственно возможная здоровая система, а богатые — это продукт естественного отбора.

Самнер категорически возражал против любых проявлений социализма и был противником государственного регулирования экономики. Активно продвигая принцип laissez-faire («невмешательства в рынок»), Самнер по сути стал одним из первых пропагандистов либертарианства.

К прочим теоретикам социал-дарвинизма можно отнести:

  • Эрнста Геккеля, естествоиспытателя и теоретика «научного расизма» (из-за которого с ним разругался его ассистент Миклухо-Маклай).
  • Фрэнсиса Гальтона, родоначальника евгеники.
  • Социологов Густава Ратценхофера, Людвига Гумпловича и Альбиона Смолла.

На этом «научный этап» социального дарвинизма в общем-то и закончился. Отныне он начал вариться в «собственном соку», отмахиваясь от последующих достижений в области естественных и общественных наук.

Воспеватели и продолжатели

Самое интересное, что само слово «социал-дарвинизм» у большинства людей не ассоциируется ни со Спенсером, ни с Уильямом Самнером, ни даже с эволюционистом Геккелем (да и многие ли сегодня о них знают?).

На ум почему-то сразу приходит вот этот дядька, который к биологии, социологии и к науке вообще никакого отношения не имел:

Фридрих Ницше (1844 — 1900)

Фридрих Ницше был хорошо знаком с теорией эволюции и, в общем-то, был ее сторонником. Однако понимал он ее очень уж своеобразно, напрочь отрицая борьбу за существование. В книге «Сумерки идолов» он писал следующее:

Что касается знаменитой “борьбы за существование”, то она кажется мне, однако, более плодом утверждения, нежели доказательства. Она происходит, но как исключение; общий вид жизни есть не нужда, не голод, а, напротив, богатство, изобилие, даже абсурдная расточительность, — где борются, там борются за власть…

Сделав «волю к власти» краеугольным камнем своей философии, Ницше ушел гораздо дальше, чем Мальтус и Спенсер. Он считал, что в обществе есть два типа людей: сильные люди-творцы и слабые, которые не оставляют на Земле следа. И первые, по его мнению, не должны вообще считаться с интересами вторых.

Ницше утверждал, что существующая мораль ориентирована на слабых: она мешает «сильным личностям» и потому вредна. В своих работах философ обрушивается с гневной критикой на проповедников милосердия — христиан, и на проповедников равенства — социалистов. Он писал:

Кого более всего я ненавижу между теперешней сволочью? Сволочь социалистическую, апостолов чандалы, которые хоронят инстинкт, удовольствие, чувство удовлетворённости рабочего с его малым бытием, — которые делают его завистливым, учат его мести…

Или вот еще:

Мораль нынче увертка для лишних и случайных людей, для нищего духом и силою отребья, которому не /следовало бы/ жить, — мораль, поскольку милосердие; ибо она говорит каждому: «ты все-таки представляешь собою нечто весьма важное», — что, разумеется, есть ложь.

Можно привести еще кучу цитат, но суть его учения, я думаю, и так уже понятна. Ницше проповедовал социальный дарвинизм, но в отличие от Спенсера даже не пытался прикрыться наукой:

— Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно ещё помочь в этом.
— Почему?!
— А потому что «воля к власти»!

Адольф Гитлер и Элизабет Ницше (сестра философа)

Говорят, Гитлер и его соратники были страстными поклонниками Ницше. Чем это закончилось, и какие деяния совершали немецкие «сверхчеловеки», сегодня всем хорошо известно.

Вторым известным проповедником социального дарвинизма была американская писательница Айн Рэнд.


Айн Рэнд (1905 — 1982)

Айн Рэнд (настоящее имя — Алиса Розенбаум) родилась в Российской Империи и в 1925 году эмигрировала в США, где сделала неплохую литературную карьеру.

В 1957 году вышла самая известная ее книга — «Атлант расправил плечи», ставшая настоящим гимном индивидуализму и капитализму. Главные герои книги — мудрые творцы-предприниматели («атланты»), которым противостоят всякие нехорошие социалисты и моралисты.

Основная мысль, которая красной нитью проходит через всю книгу звучит так:

«Никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу и не заставлю другого человека жить ради меня»

Книга сделала писательницу знаменитой. Вскоре Айн Рэнд полностью отошла от беллетристики и посвятила себя созданию философии «рационального индивидуализма», во многом напоминающую учение Ницше. Как и немецкий философ, Айн Рэнд критиковала общечеловеческую мораль, а людей делила на «хороших» сильных и «плохих» слабых:

Либо новая мораль, основанная на рациональной личной выгоде, и как следствие – свобода, справедливость, прогресс и счастье человека на земле. Либо – старая мораль альтруизма и как следствие – рабство, насилие, непрекращающийся террор и печи для жертвоприношений.

И до боли знакомое:

Сильные призваны завоевывать, а слабые – умирать.

Айн Рэнд была категорически против любой государственной помощи незащищенным слоям населения. По иронии судьбы писательница под конец жизни активно пользовалась льготной медицинской программой для «лиц после 65» и различными социальными пособиями.

Идеи Айн Рэнд до сих пор остаются очень популярными. Ее «Атланта» постоянно пихают в списки «must read» для бизнесменов и менеджеров, а философия разумного индивидуализма активно цитируется в различных книгах по «личностному росту».

Нет, это далеко не все «воспеватели». Еще можно было бы рассказать о либертарианстве и Церкви Сатаны, основанной Антонио ЛаВеем. Однако они, на мой взгляд, ничего нового к социальному дарвинизму не добавили и ограничились лишь изменением антуража.

Напоследок приведу несколько высказываний уже наших современников. От комментариев, с вашего позволения, воздержусь.

Она же:

Валерия Новодворская, «Новый взгляд» N46 от 28 августа 1993:

Михаил Ходорковский, книга «Человек с рублем»:

Из газеты «Московский Комсомолец», 21 января 2010:

На этом, пожалуй, хватит.

Сегодня социал-дарвинизм стал отличным маркером нечисти, заменив устаревший «запах серы». Человек может сколько угодно воспевать свободу слова, права человека, мир во всем мире и счастье для каждого. Но когда с его языка слетают подобные перлы, сразу все становится понятно: внутри него прячется все тот же сумасшедший Ницше со своими поклонниками из НСДАП.

Истоки социального дарвинизма

Принцип «сильный жрет слабых» действует на Земле со времен первичного бульона. Работает он и в человеческом обществе, с той лишь разницей, что у людей сильные едят слабых опосредствованно:

  • Понравилась чужая еда? Отбери.
  • Понравилась чужая земля? Завоюй.
  • Понравились чужие богатства? Захвати.
  • Не хочешь работать сам? Заставь других.

Вроде бы все просто. Однако на пути у «сильных» стоит одно серьезное препятствие: человеческая мораль. Этот негласный свод правил построен на взаимовыручке и кооперации, что никак не вяжется с пожиранием слабых. И по мере развития нравственности это противоречие только обострялось.


Ягненка видит он, на добычу стремится; но, делу дать хотя законный вид и толк…

Чтобы реализовать свое «право сильного» власть имущим испокон веков приходится искать «отмазки», которые бы имитировали моральное поведение:

  • Они не поклоняются нашим богам (нам нужна земля и рабы).
  • Они погрязли в ереси (нам нужно их золото).
  • Они не соблюдают права человека (нам нужна их нефть).

Но общество развивалось, и лживость таких «уважительных причин» становилась все очевиднее. Тем более, что врать, как ни крути — дело унизительное.

Вот тут на выручку и пришел социальный дарвинизм. Его адепт может не оправдываться за свое поведение, а просто сказать:

— Да, возможно я и поступаю аморально. Но ведь природа на моей стороне!

Появление социального дарвинизма по сути стало попыткой создать официальную идеологию капитализма. Достаточно вспомнить, что Мальтус и Спенсер жили в эпоху Индустриальной революции, когда эксплуатация рабочих на предприятиях достигла своего апогея.


Дети за работой на прядильной фабрике, Джорджия, 1909 год

Однако эта попытка оказалась не слишком удачной: большинство капиталистов и политиков не приняли новую идеологию. На это у них было две причины.

Во-первых, сильные мира сего — это все же не рептилоиды, а представители человечества. Многим из них тоже свойственно желание быть «моральными» людьми, хотя бы в глазах окружающих (правда далеко не всем и не всегда — см. «Богатство и мораль»).

Во-вторых, открыто исповедовать «право сильного» — дело опасное и даже самоубийственное, особенно после серии революций. Говорить народу «вы слабые, поэтому мы будем вас жрать» — это все равно, что гулять по Гарлему с плакатом «Я ненавижу негров».

Поэтому реакция большинства капиталистов на новое учение была примерно следующей:

— Прекратите писать в бассейн!

— Так ведь все писают!

— Да, но только вы один делаете это с вышки!

Нет, бизнесмен вполне может на досуге почитывать Айн Рэнд, восторгаться и вытирать слезы умиления. Но если он озвучивает эти идеи публично, то показывает себя недалеким человеком, который так и не научился заботиться о своей репутации.

Почему социальные дарвинисты не правы?

Главная ошибка социальных дарвинистов в том, что теория эволюции вообще неприменима к человеческому обществу. Как бы им этого не хотелось, но законы обычной эволюции у людей просто не работают.

Во-первых, у эволюции и у человеческого общества разные критерии успеха. С точки зрения природы, успешен тот организм, кто передал свои гены как можно большему числу потомков. А успех у людей — это общественное признание, социальный статус или вклад в становление цивилизации.

Например, можно ли считать успешными Исаака Ньютона или Леонардо да Винчи? Да, безусловно: они ощутимо повлияли на развитие человеческой мысли.

Но если исходить из законов эволюции, то они всего лишь жалкие неудачники, поскольку у них не было детей. И наоборот: какой-нибудь нищий, но многодетный крестьянин из африканской глубинки для эволюции будет выглядеть очень даже успешным.

Во-вторых, поведение человека определяется не генами, а воспитанием, средой и культурой.

Если, например, выходец из бедной семьи разбогатеет благодаря личным качествам, он сможет передать по наследству только сам капитал. Ему останется лишь уповать на то, что дети (на которых природа, как известно, любит отдыхать) не спустят все заработанные им деньги в ближайшем казино.

Да, отдельный человек может быть очень умен, настойчив и талантлив, но он не сможет передать эти достижения через гены. А ведь именно наследственность является одним из трех столпов эволюционной теории.

Наша цивилизация — это продукт не биологической, а социокультурной эволюции. И любая попытка вернуть людей к древней борьбе за существование равносильна желанию превратить их обратно в обезьян.

Дарвинизм и гипотезы социальных изменений

«Социальный дарвинизм» был сначала описан Оскаром Шмидтом из университета Страсбурга в докладе на научно-медицинской конференции, проведенной в Мюнхене в 1877 году. Шмидт отметил, что социалисты, хотя и являются противниками теории Дарвина, тем не менее, использовали идеи социал-дарвинизма, чтобы добавить убедительности к своим политическим аргументам. Статья Шмидта сначала появилась на английском языке в журнале «Популярная наука» в марте 1879 года. Шмидт использовал термин «социал-дарвинизм» вслед за автором анархистского трактата Эмилем Готье. Этот анархистский трактат был озаглавлен «Le darwinisme social» и был издан в Париже в 1880 году. Однако использование термина «социальный дарвинизм» было очень редким — по крайней мере, в англоговорящем мире — до тех пор, пока американский историк Ричард Хофстэдтер не издал свою авторитетную работу «Социальный дарвинизм в американской мысли»([1944) во время второй мировой войны.

Гипотезы социальной и культурной эволюции были распространены в Европе достаточно давно. Мыслители Просвещения, которые жили задолго до Дарвина, такие, как Георг Гегель, часто утверждали, что общества прогрессировали через стадии ускоряющегося развития. Более ранние мыслители также подчеркивали значение конфликта как врожденную особенность общественной жизни. Изображение естественного состояния, принадлежащего философу XVII века Томасу Гоббсу, представляется аналогичным понятию «соревнование за природные ресурсы», описанного Дарвином. Социальный дарвинизм отличается от других теорий социальных изменений тем, что социальный дарвинизм использует идеи Дарвина из области биологии в общественных науках.

Дарвин, в отличие от Гоббса, полагал, что эта борьба за природные ресурсы позволила людям с определенными физическими и умственными чертами преуспевать более часто, чем другие, и что эти физические и умственные черты накапливались в людях в течение долгого времени. Накопление этих черт при определенных условиях могло привести к потомкам, являющимся столь отличными от современных людей, что эти потомки будут определены как новая разновидность людей.

Однако Дарвин чувствовал, что такие «социальные инстинкты», как «сочувствие» и «моральные чувства» также развились посредством естественного отбора, и что эти «социальные инстинкты» привели к укреплению обществ, в которых они произошли. Дарвин написал об этом в своей работе «Происхождение человека и половой подбор»:

Следующее суждение кажется мне в высокой степени истинным — а именно, что любое животное, имеющее ясные социальные инстинкты, родительские и сыновние привязанности, неизбежно приобрело бы нравственное чувство или совесть, как только её интеллектуальные способности развились так же, как у человека, поскольку социальные инстинкты заставляют животное получать удовольствие в обществе его товарищей, чувствовать определенное количество согласия с ними и выполнять различные услуги для них.

— Чарльз Дарвин. Происхождение человека и половой подбор

Представители социального дарвинизма

Герберт Спенсер и его социальный дарвинизм

Предтечей социального дарвинизма является Т. Мальтус, который одним из первых обосновал некоторые тезисы, среди которых «борьба за существование» и «выживает только сильнейший». Тезисы были обоснованы и четко сформулированы, а в дальнейшем переосмыслены в вышедшей в 1798 году книге «Опыт о законе народонаселения». Общепризнанным инициатором, а также, в дальнейшем, еще и вдохновителем к развитию остальных идей социального дарвинизма является Герберт Спенсер (1820-1903 гг.). Этот исследователь очень подробно исследовал следующие аспекты:

  1. Борьба за существование;
  2. Естественный отбор;
  3. Выживание.

Все эти три аспекта Герберт Спенсер называл очень важными для характеристики не только биологических, но и социальных факторов. Он был очень талантливым и известным ученым, и его творчество было невозможно ограничить какими-то строгими рамками, тем более лишь разработками в области социального дарвинизма. Также Герберт Спенсер одним из первых, и в достаточно подробной, развернутой форме приступил к разработке подхода, который в дальнейшем получил название «теория систем», применимого к человеческому обществу. В исследованиях Спенсера сочетались структурно-функциональный анализ и эволюционный подход к объяснению происхождения развития и функционирования общества в целом и его отдельных систем в частности.

Готовые работы на аналогичную тему

  • 430 руб.Представители социального дарвинизмаКурсовая работа
  • 250 руб.Представители социального дарвинизмаРеферат
  • 250 руб.Представители социального дарвинизмаКонтрольная работа

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость Замечание 1

Благодаря представлениям Спенсера об обществе как особом организме многие авторы осмыслили и заново интерпретировали несколько важных особенностей, которыми обладает структура социальной системы и основные моменты, влияющие на ее функционирование. При этом, Спенсер не отождествлял общество с индивидуальным биологическим организмом: он лишь сравнивал две системы, прослеживая общее и различия между ними и объяснял их.

Уолтер Беджгот и его место в социальном дарвинизме

Еще одним автором, который является представителем социального дарвинизма, выступает Уолтер Беджгот (1826-1877 гг.). Его взгляды сформировались независимо от теории Спенсера, которая в тот период стала основой для многих теоретических разработок других авторов. Но не исключено, что теория конфликта самого Герьерта Спенсера сформировалась благодаря идеям Уолтера Беджгота).

В отличие от других представителей социального дарвинизма, Беджгот сознательно стремился применить идеи Дарвина к социальной теории и ее ответвлениям. Его основным социологическим трудом признана работа «Физика и политика», которая вышла за несколько лет до смерти Беджгота, в 1872 году. В ней особую роль играет анализ естественного отбора, его место в биологических разработках. К тому же, естественный отбор лежит в основе начального периода зарождения и становления человеческого общества и человеческой истории. В мире людей борьба за выживание и более-менее благополучное существование происходит не только между отдельными индивидами, но в больше степени между более широкими социальными группами.

В качестве основных социальных законов Беджгот выбирает следующие:

  1. Стремление одной нации к господству над всеми остальными нациями;
  2. Стремление одних социальных групп и классов к господству над остальными, причем, это господство в иерархическом порядке выстраивается уже в отдельно взятой нации.

Важную роль Беджгот отводит межгрупповым конфликтам, а также и противоположному явлению – внутригрупповой сплоченности.

По его мнению, сплоченность основывается на эффекте подражания, которое выступает в качестве очень сильной природной склонности, а также важнейшим социальным фактором, который позволяет развиваться и двигаться вперед (эволюционировать и прогрессировать). При этом люди стремятся отличаться от своих предшественников как в личностном плане, так и в плане обладания теми или иными благами и ресурсами. Беджгот пишет о том, что оптимальное условие для развития общества – это тенденции к изменчивости и, вместе с тем, тенденция к подражанию, которая обеспечит взаимное дополнение и социальную сплоченность коллектива.

Социальный дарвинизм Людвига Гумпловича

Еще один автор, который сделал достаточно серьезный вклад в действие теории социального дарвинизма – Людвиг Гумплович (1838-1909 гг.). В отличие от Беджгота, Гумплович не стремился выводить свои теории за рамки теории эволюции. Наоборот, он делал акцент на высочайшей роли конфликтов в социальной жизни, что выражалось в его разработках гораздо сильнее, чем в работах Беджгота.

Предметом социологии Гумпловича является исследование социальных групп и взаимоотношений между ними. Социальная группа трактуется в явном духе социального реализма с элементами экстремизма. Он подчеркивал надындивидуальный и внеиндивидуальный характер их воссоздания. Между социальными группами ведется постоянная борьба за существование, удовлетворение потребностей, а также за овладение наиболее важными и влиятельными ресурсами, среди которых власть. Основной социальный закон – стремление каждой социальной группы к подчинению всех остальных, более слабых и нежизнеспособных без контроля извне.

Таким образом, у Гумпловича группы делились на господствующих и подчиненных. Причем, обе стремились к власти, но лишь более приспособленные и сильные имели возможность заполучить ее. Конечной причиной всех социальных процессов Гумплович считал стремление человека удовлетворять свои актуальные материальные потребности. Во всех действиях он видел лишь экономические мотивы, которые и выступали в качестве причины всякого социального движения. Исследователь утверждал, что всегда и всюду именно экономические мотивы и желание владеть материальными благами и ресурсами являются причиной социального развития, прогресса. Они обуславливают все государственные и социальные подвижки, акцентируют внимание на интересах человека или более широкой социальной группы, которые нуждаются в их реализации и удовлетворении.

Современные сторонники социального дарвинизма

Сторонники современного сатанизма описывают себя как сторонников социального дарвинизма и евгеники. Сатанинская Библия создана Антоном Лавеем, основателем Церкви Сатаны в XX веке. Социал-дарвинистские идеи представлены всюду в этой Библии, Антон Шандор Лавей описывает сатанизм как «религию, основанную на универсальных чертах человека», и люди описаны в его Библии как всецело плотские и как животные. Каждый из семи смертных грехов описан им как естественный инстинкт человека и таким образом оправдан. Идеи социального дарвинизма имеют особое значение в «Книге Сатаны», где Лавей использует идею Рагнара Редбёрда: «Сила есть право», хотя эту идею можно найти повсюду в ссылках на врожденную силу человека и инстинкт самосохранения. Сатанизм Лавея есть «обобщение Маккиавелевского личного интереса».

Интернет-страница Церкви сатаны озаглавлена «Сатанизм: религия, которую боятся». Питер Гилмор писал:

… современный сатанизм […] есть зверская религия элитизма и социального дарвинизма, которая стремится восстановить господство сильного человека над идиотами…

Сатанисты стремятся усилить естественное право, требуя содействовать практике евгеники.

Критика и противоречия

Многократные несовместимые определения

У социального дарвинизма есть много определений, и некоторые из них несовместимы друг с другом. Кроме того, социальный дарвинизм подвергся критике за то, что он был непоследовательной философией, которая не приводит ни к каким четким политическим рекомендациям. Например, авторы Краткого оксфордского политического словаря пишут:

Трудность в установлении разумного и последовательного использования этого термина состоит в том, что принадлежность естественного отбора и выживания сильнейшего к области биологии не имеет ничего общего с социологией или политологией. Социальный дарвинист может с большим успехом оказаться как защитником такой теории, как Laissez-faire, сторонники которой настаивают на минимальном вмешательстве государства в экономику), так и защитником такой теории, как государственный социализм. Социальный дарвинист может оказаться как защитником империализма, так и защитником евгеники внутри собственной страны.

Нацизм, евгеника, фашизм, империализм

Социальный дарвинизм использовался, главным образом, в либеральных обществах, где индивидуализм оказался преобладающей точкой зрения. Сторонники социального дарвинизма считали, что прогресс общества будет способствовать индивидуалистической конкуренции. Другая форма социального дарвинизма была частью идеологических основ нацизма и других фашистских движений. Эта форма не предлагала выживание сильнейшего как социальный заказ для общества, а скорее оправдывала тип расовой и национальной борьбы, где государство направляло человеческое размножение через евгенику. Например, представители такого теоретического направления, как «дарвинистский коллективизм» отделяли свои взгляды от индивидуалистического типа социального дарвинизма.

Некоторые доктрины XIX века, впоследствии описанные как социальный дарвинизм ожидали, что государство будет поддерживать евгенику и расовые теории нацизма[источник не указан 311 дней]. Критики часто связывали развитие идей Чарльза Дарвина и социальный дарвинизм с расизмом, национализмом, империализмом и евгеникой, утверждая, что социальный дарвинизм стал одним из столпов фашизма и нацистской идеологии. Критики часто утверждали, что последствия применения политики «искусственного отбора» с помощью концентрационных лагерей и газовых камер в нацистской Германии, в конечном счете, настроили людей против теории социал-дарвинизма.

Социальный дарвинизм часто был связан с национализмом и империализмом. Во время эпохи нового империализма концепция эволюции оправдывала эксплуатацию «низших рас высшими расами без всякого закона»[источник не указан 311 дней].

Элиты и сильные страны были составлены из белых людей, которые были успешными при расширении их империй и таким образом, эти сильные страны должны были выжить в борьбе за господство. С таким отношением к жителям колоний, европейцы, за исключением христианских миссионеров, редко принимали обычаи и языки местных жителей, входящих в их империи.

Пётр Кропоткин: взаимопомощь как фактор эволюции

П. А. Кропоткин
П. А. Кропоткин

Пётр Кропоткин доказывал в 1902 году в книге «Взаимопомощь как фактор эволюции», что Дарвин не определил самого приспособленного человека как самого сильного или самого умного, но Дарвин признавал, что самый приспособленный человек мог быть тем, кто умел сотрудничать с другими людьми. Во многих обществах животных «борьба заменена сотрудничеством».

Дарвин предвидел, что термин [эволюция], который он ввёл в науку, потеряет своё единственно правильное значение, если этот термин будет использован в его узком смысле — только как борьба между отдельными людьми за средства существования. И в самом начале своей знаменитой работы Дарвин настоял на том, что борьба за существование включает заботу одного существа за другими, включая не только охрану жизни человека, но и обеспечение успеха в жизни для своего потомства. [Происхождение видов глава. iii, стр. 62 из первого издания.]

В то время как Дарвин сам в основном использовал термин в его узком смысле, Дарвин предостерегал своих последователей относительно совершения ошибки (которую он, кажется, однажды сделал сам) переоценивая узкое значение этого термина. В работе «Происхождение человека и половой подбор» Дарвин написал некоторые сильные страницы, чтобы иллюстрировать широкий смысл этого термина. Дарвин указывал, что в бесчисленных обществах животных борьба за существование бывает заменена сотрудничеством, и эта замена приводит к развитию интеллектуальных и моральных способностей, которые обеспечивают видам лучшие условия для выживания. Дарвин писал, что в этих случаях, самыми приспособленными оказываются не самые физически сильные и хитрые, но те, кто учится объединяться, чтобы взаимно поддерживать друг друга. Дарвин писал, что «те сообщества, которые включают самое большое число членов, будут процветать больше всего и воспитывать самое большое число потомков» Термин, который произошёл из узкой мальтузианской концепции борьбы всех против всех, таким образом, потерял свою актуальность в уме того, кто познал Природу.

— П. А. Кропоткин. Взаимопомощь как фактор развития

Ноам Хомский кратко изложил взгляды Кропоткина[источник не указан 311 дней]:

Идеи Кропоткина — это полная противоположность [идеям социального дарвинизма]. Кропоткин утверждал, что вы должны ожидать сотрудничества и взаимной помощи на основании идей Дарвина с целью развивать продвижение к коммунизму, контролю рабочих над производством и т. д. Кропоткин не доказал свою точку зрения. Идеи Кропоткина противоречат идеям Герберта Спенсера.

Сильный ест слабого

Главная мысль, которую, как я считаю, должен осознать каждый человек, который хочет комфортно себя чувствовать в этом мире – это необходимость быть сильным. Для этого, соответственно, нужно стремиться к силе. Сила дает нам возможность позаботиться о себе. Не нужно уповать на какую-то там справедливость, законы, права, мораль, все это хорошие вещи и до определенного момента они работают, особенно в достаточно цивилизованном, развитом обществе, но все равно, именно сила решает все. Знаете, как иногда говорят, что сила права должна главенствовать над правом силы, но сила права – это опять-таки, сила, пусть несколько иначе, но все же сила. Так что все дело в силе. Остается только решить, что есть сила и как ее обрести. Самое главное, я уже сказал выше, что сила – это умение владеть собой. С этой силы все начинается, в том числе и способность человека приспосабливаться к условиям.

Также, я считаю, силой является любое умение человека влиять на других людей. Как влиять – это уже зависит от ситуации. В одних случаях грубая физическая сила может стать весомым аргументом в споре между сторонами, в другом хитрость, манипуляции, ораторское искусство, умение привлекать на свою сторону других людей. Как бы мы не влияли на человека, важно, чтобы это влияние оказалось результативным. Конечная цель – добиться от других людей нужных тебе действий. Про физическое устранение неугодных я не говорю, потому что считаю это крайним способом воздействия на людей, часто совершенно ненужным. Потому что, люди – это ценный ресурс, который надо не уничтожать, а грамотно им пользоваться. Таким образом, высшее проявление силы – это умение управлять собой и затем уже умение влиять на других людей. Вот такая сила все и решает в этом мире. Кто ею обладает, тот лучше всех и приспособлен к жизни в обществе. Приспособленность человека зависит именно от такой силы. В первую очередь, каждому из нас нужно научиться управлять собой, своей волей, своим состоянием, своими мыслями и чувствами, для этого надо развивать мышление. А затем уже надо учиться управлять другими людьми, преимущественно с помощью силы слова, силы убеждения. Манипуляции для этого лучше всего подходят, потому что наше общество построено на лжи и лицемерии, в нем многие вещи не такие, как люди их называют. Мы живем в иллюзиях. Поэтому, кому лучше всего удается рисовать в головах людей красивые образы, тот лучше всех и влияет на них.

Опасное заблуждение

Социальный дарвинизм, как я считаю, был, есть и будет частью любого общества, только форма у него может быть разной, где-то борьба между людьми будет жестче, где-то мягче, где-то примитивнее, где-то изощреннее, но она будет всегда и везде. Поэтому каждый человек должен понимать, по каким на самом деле правилам живут люди в обществе и чему он должен учиться, чтобы не дать себя в обиду. Так задумано самой природой, чтобы люди друг с другом конкурировали, боролись, как за выживание, так и за лучшую жизнь. И к этой борьбе надо готовиться с малых лет. Большой ошибкой является вера в то, что все люди могут жить в мире и согласии, любя друг друга и друг другу помогая. Можно подвести человека к такому образу жизни, можно сделать его в меру дружелюбным, отзывчивым, честным, порядочным, но вот чтобы совсем убить в нем инстинкт хищника, это, на мой взгляд, невозможно. Тем более, если говорить об обществе в целом, в котором у разных людей разные способности и возможности, кто-то сильнее, кто-то слабее и те, кто в чем-то сильнее других, будут использовать свою силу в личных интересах, эксплуатируя тех, кто слабее их. Люди не могут и не должны быть равными во всем, это противоречит законам природы, а будучи неравными они всегда будут друг друга тем или иным образом эксплуатировать.

Вера в дружелюбность человеческого общества – это очень опасное заблуждение. Люди дружелюбны и миролюбивы лишь в определенных условиях. Человек может быть миролюбивым, когда он многим удовлетворен, когда у него есть все необходимое для жизни и он чувствует себя в безопасности. Сам по себе комфорт расслабляет людей. В комфортных условиях наша природная агрессивность снижается. Правда, в таком случае в человеке может проснуться жадность, которая заставит его стремиться к большему, опять-таки, с помощью агрессивных действий, которые будут направлены на борьбу с другими людьми. Редкие люди насыщаются настолько, чтобы совсем ничего не хотеть и радоваться тому, что они имеют. Поэтому основания для борьбы останутся даже тогда, когда человек будет иметь все, что ему нужно для хорошей жизни. Сложности, серьезные общие проблемы, тоже могут положительно сказаться на дружелюбности людей. Например, мы, люди, можем сплотиться перед лицом общей опасности, можем помогать друг другу в тяжелых условиях, можем действовать слажено, чтобы добиться общих важных для нас целей. Но и в этом случае борьба между людьми не прекращается. Каждый будет стараться обезопасить себя, за счет инстинкта самосохранения, побуждая других рисковать своей жизнью и здоровьем в борьбе с общей угрозой. Так бывает, к примеру, на войне, где некоторые люди не себя подставляют под пули, чтобы спасти товарища, а товарища под них подставляют, чтобы спасти себя. И кто их в этом обвинит, если сама природа призывает нас беречь свою жизнь и заботиться о себе. Выжить и добиться успеха за счет других – вот в чем проявляется социальный дарвинизм во всех ситуациях, даже в таких, когда люди в целом дружелюбны, миролюбивы, сплочены и готовы друг другу помогать в трудных ситуациях.

Учитывая вышесказанное, каждому разумному человеку следует полагаться в этом мире преимущественно на себя и свои способности, в частности на самую важную способность – влиять на других. Не надо ждать помощи от людей, когда она тебе требуется – побуди их тебе помочь. Люди для того и живут в обществе, чтобы друг друга использовать. Это нормальное явление, вопрос лишь в том, как мы друг друга используем, на каких, так сказать, условиях. Это можно делать гуманно и по уму, а можно и вероломно, бескультурно, примитивно с помощью насилия заставлять людей что-то для тебя делать. У гуманных способов отдача намного выше, чем у насильственных. В разных обществах разные подходы используются при эксплуатации одними людей других. Мы можем сколько угодно говорить о равенстве прав, морали, справедливости и прочих подобных вещах, но в итоге все равно все сведется к тому, что одни люди выживают и живут лучше других, потому что в чем-то их превосходят и благодаря этому превосходству эксплуатируют их. В отличие от животных, которые могут друг друга есть в буквальном смысле слова, мы, люди, поедаем друг друга медленно, когда тот, кто поумнее, а, следовательно, и посильнее, эксплуатирует того, кто хуже разбирается в жизни и в особенности в людях. Менее развитый человек вынужден подчиняться более развитому, его или принуждают это делать, или он сам на это идет, потому что от такого подчинения зависит его физическое выживание. Только тут надо уточнить, чтобы под развитостью я понимаю интеллектуальное превосходство именно в вопросе влияния на людей, а не в умении, скажем, играть в шахматы или решать математические задачи. Как видите, в этом мире самая большая власть находится в руках тех, кто разбирается в людях и потому умеет оказывать на них влияние. Так что, не заблуждайтесь в отношении людей. В целом, мы существа очень полезные и нужные друг другу, но палец многим из нас в рот лучше не класть и спиной ко многим людям лучше не поворачиваться.

Люди-паразиты

Одно живое существо в этом мире выживает и живет за счет другого – это важный закон природы. Он встречается, как в дикой природе, так и человеческом обществе. Человек, который рассматривает других людей, как ценный ресурс, которым можно пользоваться, определенно добьется в жизни большего, чем тот, кто боится и избегает людей. Потому что первый – хищник, а второй – жертва. Но хищник – это не всегда явный лидер, который силой или хитростью подчиняет себе других людей. Это может быть и хитрый, с виду слабый и зависимый человек-паразит, который играет на жалости, сострадании, чувстве долга или, если это смелый паразит, уверенный в себе, то он может и волей своей подавлять более слабых людей, для этого ему просто надо таких людей найти. Люди-паразиты – это сознательные иждивенцы, которые могут использовать любые способы, чтобы получать от окружающих нужную им помощь и нужные ресурсы для жизни, а сами при этом практически ничего не дают взамен. Это неявные хищники, которые любят не поедать свою жертву сразу, а медленно высасывать из нее кровь. Они выживают не столько за счет своей силы, сколько за счет слабости других. Пожалел человека, помог ему, начал о нем заботиться и вот он уже сидит у тебя на шее и свешивает ноги, постепенно внушая тебе мысль о том, что твой долг – заботиться о нем. Такие паразиты опасны тем, что человеку не всегда удается их обнаружить, ему кажется, что все нормально, так и должно быть, когда он кому-то помогает и о ком-то заботиться, а на самом деле, его просто используют.

Некоторые паразиты могут действовать нагло, решительно, смело и даже в некоторой степени агрессивно, навязывая свою волю жертве и вынуждая ее что-то для себя делать, вопреки ее желаниям. Но так они поступают только с теми, кто явно психологически и интеллектуально слабее их, с теми, у кого слабый характер. Я знаю людей-паразитов, которые не могут и не хотят жить изолированно от других людей, потому что привыкли всех использовать, как только можно. Например, большинству людей, как мы знаем, хочется всегда жить отдельно, например, отдельно от родителей или отдельно от соседей, поэтому, им крайне некомфортно проживать в родительском доме, общежитии, коммунальных квартирах, они всеми силами стремятся обзавестись отдельным жильем. А вот эти люди, о которых я говорю, паразиты, они, наоборот, не хотят жить отдельно, они специально идут жить туда, где кто-то есть. Они предпочтут жить в комнате с подселением, нежели в отдельной квартире или в общежитии, а не в своем доме, им комфортнее проживать с родственниками, чем отдельно от них, в одиночестве. Почему? Потому что они прекрасно умеют использовать людей и всегда это делают. Они, будучи паразитами, не могут выжить, не обвивая чьего-то тела. Они тянутся к людям, так как умеют их подавлять, манипулировать ими, использовать их слабости, чтобы добиваться от них нужных действий. Конечно, не все паразиты живут в коммуналках и общежитиях, чтобы быть в окружении тех, кого можно использовать. Паразиты поумнее лезут на различные государственные должности, чтобы использовать не отдельно взятых людей, а общество в целом, сев ему на шею. Такие живут во дворцах, которые им оплачивает общество. Но те, кто попроще, например, это могут быть люди, которые сидели в тюрьме и привыкли к стесненным условиях жизни, готовы и стремятся, где угодно жить, лишь бы там были люди, которых они могут использовать.

Паразитизм – хорошая стратегия выживания. Чтобы ее придерживаться, нужно хорошо разбираться в людях, чтобы находить среди них тех, к кому можно присосаться и сделать это, подобрав под сердце и разум жертвы нужный ключик. В социуме, как в природе, каждый выживает, как может. У каждого свои сильные стороны, свои уловки, с помощью которых он использует других. Именно использует, а не сотрудничает с другими, хоть мы и привыкли думать, что справедливое, а тем более равноправное сотрудничество между людьми – это распространенная и разумная форма взаимодействия между ними. На самом деле мало кто из людей готов на равных сотрудничать с окружающими, многие используют любые свои преимущества, чтобы навязать другим свою волю. Открытость, порядочность и честность встречаются, но редко. Собственно, поэтому в каждом обществе и существуют законы, подразумевающие наказания для тех, кто использует других слишком вредным для общества образом. Люди-паразиты, в отличие от тех же бандитов и мошенников, редко нарушают закон, по крайней мере серьезно. Им это не нужно. Потому что научившись залезать на шею тем, кто слабее, они прекрасно это делают и в рамках закона, с помощью хитрости, манипуляций, а иногда и просто с помощью наглости.

Человеческий ресурс

Люди – это ценнейший ресурс. И чем, как я считаю, умнее человек и в целом общество, тем выше он и оно ценит человеческую жизнь. А грамотные, образованные люди – это еще более ценный ресурс, потому что они могут выполнять очень полезную и сложную работу, показывая высокую производительность труда. Поэтому, в умном обществе социальный дарвинизм имеет весьма гуманный вид – это просто грамотное распределение людей по разным местам, когда каждый знает свое место, занимается своим делом и приносит пользу обществу. Просто кто-то занимает положение выше в социальной пирамиде, в силу своих способностей, прежде всего интеллектуальных и волевых, а кто-то ниже. Люди, которые не достигают в жизни высокого положения, вовсе необязательно глупее тех, кто взбирается высоко, просто им может быть не интересна такая жизнь, в которой надо постоянно грызться с другими за место под солнцем. Они выбирают другие направления в жизни и в них вкладывают свой интеллект, добиваясь в выбранных ими областях определенных успехов. Реализовать себя можно по-разному, в зависимости своих желаний. Поэтому, не стоит воспринимать социальный дарвинизм, как грубое, безнравственное, насильственное противостояние между людьми, в разных обществах борьба за выживание и место под солнцем может быть разной. Где-то она такая же суровая и жестокая, как в дикой природе, а где-то весьма цивилизованная. Крайние формы социал-дарвинизма встречаются в примитивных обществах, неразвитых, где грубая сила решает, кто прав, а кто нет, а не разумный расчет.

Никто полностью не защищен

В каком бы обществе человек не жил и какое бы место он в нем не занимал, он не может быть в полной безопасности, считая, что никто не сможет его тем или иным образом использовать. Этот мир интересен тем, что проиграть и выиграть в нем может каждый, борьба между живыми существами, в частности между людьми в обществе, идет постоянно. Сегодня ты переиграл других и взобрался очень высоко, а завтра ты можешь упасть со своей высоты, если найдется кто-то, кто скинет тебя оттуда. Никто не защищен от того, чтобы быть кем-то использованным и переигранным. Поэтому, главное здесь не выиграть в противостоянии с другими людьми, а играть, играть постоянно, не расслабляясь, особенно после серьезных побед.

Социальный дарвинизм, как я считаю, полезен тем, что позволяет каждому человеку в этой жизни победить, добиться успеха, обойти других. Благодаря этому закону жизнь не статична. Ни что не вечно, никакая власть, никакая сила, все в этом мире может измениться если люди будут бороться за лучшую жизнь. Причем, перемены в обществе тем чаще происходят, в плане перераспределение в нем сил и ресурсов, чем меньше в этом обществе удовлетворенных своей жизнью людей, которые готовы бороться до последнего, лишь бы не жить так, как они живут. Неудовлетворенность, дискомфорт, а иногда боль и страдания делают людей более боевыми, если, конечно, у них сильный характер. Когда люди борются друг с другом за какие-то ресурсы, влияние, то применяют доступное им насилие, хитрость, законы [судятся], это то, что происходит в обществе. В одних случаях в ход идет грубая сила, деньги, власть, связи, в других хитрость, угодничество, словом все то, что помогает человеку добиться своих целей в противостоянии с другими людьми. И так, постоянно кто-то что-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Можно сказать, что мы находимся в постоянной конкуренции друг с другом, а иногда и враждуем. Только масштабы такой конкуренции и вражды могут быть разные, где-то вражда жестче и крупнее, а где-то она очень легкая и незначительная.

Готовность к борьбе

Читатель, позволь в этом месте я начну обращаться к тебе на «ты». Я просто хочу, чтобы у нас с тобой тут возникло полное взаимопонимание, как между самыми лучшими друзьями. Это поможет мне донести до тебя очень важную мысль. Все-таки, статью на эту тему я не просто так пишу, а потому, что работая с людьми, очень часто сталкиваюсь с ситуациями, когда, скажем так, человек не подготовлен должным образом к суровым реалиям этого мира и в итоге страдает от его жестокости. Кого-то предал близкий человек, кого-то обманул работодатель, партнер, друг, жизнь порой пережевывает людей и выплевывает их, после чего они сильно страдают. Я с кучей таких ситуаций в своей работе с людьми сталкиваюсь. Но проблема не в том, что жизнь бывает иногда сурова с людьми, не в том, что мир жесток и несправедлив, а в том, что люди к этому не готовы. Они рассчитывают на доброту, искусственную справедливость, помощь общества, не рассматривая суровые законы жизни вообще. Такая неготовность к борьбе делает их легкой добычей для тех, кто обучен поедать других, и кто стремится это делать.

Поэтому, я хочу чтобы ты задумался/задумалась над таким вопросом: что ты сделал/сделала за последнее время, чтобы стать сильнее – научиться влиять на людей, управлять своим внутренним состоянием, не позволять никому влиять на тебя вопреки твоим интересам, желаниям и воле? Какие знания ты получил/получила, какие навыки развил/развила, чтобы стать сильнее? Если ты не сделал/не сделала ничего, чтобы успешно бороться за свои интересы, значит все то, что я тут написал в этой статье о борьбе между людьми в обществе, ты либо не знаешь, либо не понимаешь, насколько это важно. Потому что, я не думаю, что человеку приятно быть и чувствовать себя жертвой. И я точно знаю, что никто не любит, когда его используют, когда с ним плохо обращаются, когда его эксплуатируют, подавляют, унижают. Просто люди не знают, что им надо делать, какие качества в себе развивать, чтобы не позволять с собой плохо обращаться, и чтобы добиваться своих целей, а не ждать милости от судьбы.

А что делать? Учиться бороться, становиться сильнее. Ты уже знаешь, что надо для этого делать – учиться управлять собой, чтобы действовать грамотно, то есть, по разумным правилам, а не так, как твои эмоции тебя заставляют действовать и учиться влиять на окружающих людей, чтобы эффективно с ними взаимодействовать и при необходимости, уметь побеждать других, чтобы не дать себя в обиду и целей своих достичь. Согласись, психология, как наука о людях, помогает всем этим вещам научиться. Вопрос лишь в том, что именно в ней следует изучать. Люди ведь проявляют интерес к психологии по разным мотивам, одни хотят научиться с ее помощью помогать себе и людям, другие, используют знания психологии, чтобы влиять на людей, манипулировать ими, подавлять их. Я считаю, что все цели полезны. Но в нашем случае, тебе нужны такие знания, которые научат тебя оказывать влияние на людей, с целью добиться от них нужных действий, потому что в борьбе важно именно это. Помогать людям – дело благородное, а побеждать их – это необходимость. Она не всегда возникает, но когда тебе надо победить кого-то в чем-то, ты должен знать, как это делать.

Боль, которую тебе доставляли агрессивно настроенные люди, когда подавляли, использовали тебя, обижали, должна стать для тебя стимулом к развитию необходимых способностей, которые описаны в этой статье. Ты должен/должна стать сильнее именно в способности влиять на людей и управлять своим внутренним состоянием. Не загоняй свою боль в глубь подсознания, это приводит к психологическим проблемам, с которыми ты потом будешь обращаться к психологам, может быть даже ко мне, чтобы я эту боль из тебя вынул. Я это сделаю, как и другие специалисты, это наша работа. Но чтобы вообще не допустить таких проблем – не беги от боли, а учись у нее. Учись у нее адекватному восприятию этого мира. Мы хоть и создали себе парник в виде общества с более или менее гуманными законами, но все равно мы продолжаем бороться друг с другом. Есть люди – явные агрессоры, есть паразиты, есть такие, которые из жертвы могут превратиться в хищников, как только у них появится сила, например, в виде власти или больших денег. Поэтому, надо учиться бороться, надо, пойми.

Не надо бояться людей, не надо бояться жизни, какой бы она не была. Она устроена очень мудро, в ней все продумано и она в общем-то, вполне справедлива. Но надо учиться жить такой жизнью, реальной жизнью, в которой человек не может не подчиняться законам природы, какие бы он сам не придумывал законы и правила. Становись сильнее, учись бороться и ты будешь чувствовать себя в этом мире, в частности, в человеческом обществе, как рыба в воде, какие бы люди тебя не окружали и как бы они себя с тобой не вели. Не вини их ни за что, они такие, какими и должны быть, просто будь сильным и тогда ты будешь чувствовать себя комфортно всегда и со всеми.

Источники

  • https://psichel.ru/sotsialnyj-darvinizm/
  • https://wiki2.org/ru/%D0%A1%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B4%D0%B0%D1%80%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%BC
  • https://www.uznaychtotakoe.ru/socialnyj-darvinizm/
  • https://zen.yandex.ru/media/id/5c0ab192137b3000a988cf2a/socialnyi-darvinizm-5c0e638aeb86bc00a938afbe
  • https://xren.su/social-darwinism/
  • https://spravochnick.ru/sociologiya/teoriya_socialnogo_darvinizma/predstaviteli_socialnogo_darvinizma/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector